Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Лучшие фотографии России. Их авторы

Еще одна история, связанная с конкурсом "Лучшие фотографии России". На этот раз у нас очаровательная участница - Елена Щурова из Москвы.

 
Елена Щурова. Автопортрет

Елена Щурова принимала участие в конкурсе «Лучшие фотографии России» в 2010 году: «Это было год назад, и я уже не помню подробностей. О проекте я узнала случайно, когда искала в интернете  конкурсы фотографий.  Я просмотрела работы прошлых лет, они мне понравились, и тогда я  решила тоже принять участие. На тот момент прием работ уже заканчивался, поэтому в тот же день я просто отправила те фотографии, которые были у меня на компьютере».

Collapse )

Лучшие фотографии России. Их авторы

Фотография - это секрет в секрете.
Чем больше она открывается, тем меньше вам известно.
Диана Арбус (1923-1971), американский фотограф  
   Конкурс не может существовать без участников - именно они и делают его соревнованием. Мы напоминаем вам о сроках и этапах проекта, а об участниках - тех, кто однажды уже прислал нам 5 своих снимков - ни разу не рассказывали. А надо бы:

Павел Кудинов. Екатеринбург

Павел Кудинов живет в городе Екатеринбург. Говорит, что узнал о проекте совершенно случайно – началось все с поездки в Чехию. После нее Павел задумался, как можно «засветить» свои снимки. Набрав в поисковике «лучшие фотографии Чехии», обнаружил информацию о совершенно другом конкурсе - «Лучшие фотографии России»: «Так и подал заявку на «Лучшие фотографии России 2009». Был приятно удивлен, что по прошествии некоторого времени один из моих снимков стал лидером по числу зрительских симпатий, а один из крупнейших сайтов по фотографии выставил его в заголовке новостной статьи о конкурсе. К сожалению, данный снимок не попал в число победителей, но поставленной цели добилась другая моя фотография, чему я был крайне рад».

Collapse )
winzavod

Интересный человек_5

Материал из архива нашей газеты WinzavodArtReview (N3 ноябрь 2009).


Александр Бродский: «Официально я художник-архитектор»
По образованию он архитектор, но справка русского Интернета считает его «одним из ведущих представителей современного искусства». Работы Александра Бродского находятся в собраниях как ГМИИ им. Пушкина, так и нью-йоркского МоМА. Александр не любит давать интервью, но для WZ сделал исключение.





WZ: Вы довольны выставкой? ( Ночь перед наступлением,С 27 сентября по 1 ноября 2009 года в БВХ на Винзаводе)
А.Б.: Да. Хотя всегда кажется, что могло быть и лучше, но в принципе я доволен даже тем, что это возможно было сделать и что все удалось, выставка открылась. Думаю, в основном получилось то, что я хотел. Те отклики, которые мне удалось услышать, были очень положительными. Но знакомые же ругать не будут. А критиков не слышал. Была хвалебная статья в каком-то журнале. Я не особо слежу за прессой. Знакомые художники высказали одобрение, а это уже что-то значит. Причем даже те, от которых особо не дождешься доброго слова.

WZ: Я слышала, была история, связанная с Шестым корпусом. Мол, вы давно собирались там что-то сделать.
А.Б.: Я появился на ВИНЗАВОДе как архитектор много лет назад и впервые увидел этот подвал, когда он был земляной, холодный и темный. Лет, наверное, пять, шесть или семь назад мы вошли туда, обследовали все помещения, и этот подвал поразил мое воображение с первой минуты. Для него были придуманы всякие смешные проекты, когда мы только начинали разрабатывать концепцию всего ВИНЗАВОДа. Ни один из них не осуществился по причине в основном высокобюджетности освоения этой территории. Такое пространство хотя бы отопить – это уже огромные вложения, а еще ведь нужно сделать нормальный пол, гидроизоляцию – много технических работ, которые стоят кучу денег. Там во время дождя даже вода выступает. Поэтому ничего серьезного и капитального делать не стали. Это было нерентабельно. Решили оставить его в качестве холодного выставочного зала. А я положил на него глаз еще тогда, и мечтал все эти годы что-нибудь там сделать. Наконец мечта сбылась.

WZ: Много времени прошло от момента задумки до реализации?
А.Б.: Все произошло довольно быстро. На работу было потрачено всего месяца два-три.

WZ: Вы в одиночку трудитесь или у вас есть команда?
А.Б.: В одиночку такое год можно было делать! И то бы не успел. У меня было несколько ассистентов, которые брали на себя техническую часть. Я все придумал, рассчитал, слепил одного человечка, с которого потом были склонированы остальные. И следил за тем, чтобы все правильно выполнялось.

WZ: Что будет с инсталляцией после демонтажа?
А.Б.: Поедет в Пермь, где в апреле будет моя большая выставка. Такова была договоренность с Маратом Гельманом. Часть работ уже там, потом к ним присоединится инсталляция из «Гаража» и «Ночь перед наступлением» с ВИНЗАВОДа, плюс работа с «Русского бедного» ‒ в общем, все, что есть в наличии. Не знаю, как получится, но Марат очень хочет ее сделать, и мне тоже интересно.

WZ: Вы считаете себя в первую очередь архитектором или художником?
А.Б.: Обязательный вопрос! Из серии, кого больше любишь: папу или маму? Я всегда честно говорю, что не знаю. Это очень сильно перемешано. Сложно ответить еще и потому, что я часто делаю что-то пограничное. Раньше существовал официальный термин «художник-архитектор». Это было совершенно нормальное определение. Видимо, я к этому разряду и отношусь. Какие-то периоды жизни я был только художником, а архитектором хотел стать. В другие занимался архитектурой, и не было времени на то, чтобы быть художником. Сейчас счастливый момент, когда удается совмещать и то, и другое. Сказать, что главнее, невозможно. Больше мучений приносит архитектура. Это очевидно. Я имею в виду реальное строительство, а не концептуальные проекты. Но удовольствия от этого не меньше.

WZ: Следите за тем, что происходит в арт-мире и в мире архитектуры?
А.Б.: Не очень. Иногда совсем не слежу. Не то чтобы мне было неинтересно, но я от природы страшно ленив. Не могу сказать, что совсем нелюбопытен, нет, мне интересно, что делают коллеги, но, видимо, не настолько сильно, чтобы специально посвящать этому время. Я не провожу ночи в изучении новейших достижений искусства и архитектуры, но иногда бывает очень интересно вдруг что-то увидеть. Когда обстоятельства к этому склоняют, я с большим удовольствием что-то смотрю. Но я не езжу специально на Венецианскую биеннале. Ни разу еще не съездил. Хотя, если бываю на ВИНЗАВОДе, то, конечно, все обхожу и смотрю. Правда, иногда есть ощущение, что это мешает, и лучше ничего не видеть, просто спокойно делать что-то свое. А иногда наоборот. Есть художники, которые считают своим долгом быть в курсе малейших изменений, знают абсолютно все имена, везде успевают, смотрят все журналы и каталоги. Я к ним не отношусь. Я плохо информирован и не знаю большую часть современных художников. В архитектуре больше осведомлен, хотя тоже не очень, но все-таки лучше, чем с художественной стороны. Мне повезло, что я работаю не один. У меня есть маленькое архитектурное бюро и несколько молодых хороших ребят, которые знают массу полезных вещей.

WZ: Телевизор тоже не смотрите?
А.Б.: Не смотрю.

WZ: Вам не интересно, что в мире происходит?
А.Б.: Меня однозначно отталкивает все, что связано с политикой. Эта сторона новостей для меня полностью отсутствует. Автоматически я что-то слышу: не то чтобы я не знал, кто такой Путин…

WZ: А у нас уже другой президент, вы знаете?
А.Б.: Я даже знаю, как его зовут. Это я не упустил. Но многие вещи проходят мимо меня. Мне просто неприятно.

WZ: Как вам биеннале?
А.Б.: Я видел не все проекты. Но в основной экспозиции в «Гараже» был несколько раз. Мне понравилась сама выставка и ощущение от ее организации. Все получилось позитивно и празднично. Таких выставок в Москве я не помню. Хотя есть люди, которые плюются и говорят, что все это очень плохо. Я так не считаю, но я не критик и не куратор. На мой вкус там все очень симпатично.

WZ: Какие у вас планы на конец года?
А.Б.: Моя архитектурная работа на все эти месяцы. Постоянно строим, проектируем что-то небольшое. А в смысле художественной деятельности пока точно не знаю. У меня осенью была интенсивная деятельность. Несколько проектов в разных местах на биеннале. И теперь я немного отдыхаю. Ну и весной будет большая выставка в Перми, о которой я уже говорил.


Collapse )